туры и экскурсии по Израилю

История протестантов в Иерусалиме. Часть 2

Автор статьи – гид Таня Вишневецкая

Данный статья является переводом работы Кельвина Кромби (Kelvin Crombie)

Александр принимает немецких гостей

Во многих случаях протестантскому епископу приходилось оказывать приют высокопоставленным посетителям Иерусалима, как из Британии, так и из Германии. Вот, что пишет об этом его дочь Дебора: “Папе довольно таки часто доводилось принимать у нас постояльцев. Дело в том, что в то время в городе кроме монастырей не было ни гостиниц, ни оздоровительных центров. Путешественники тех дней принадлежали, как правило, к высшему слою общества. Было много знатных, много богатых людей, деятелей культуры. Они приезжали с рекомендательными письмами. Среди многочисленных посетителей стоит отметить особо др. Лепсиуса немецкого египтолога др. Штрауса, др. Абекена секретаря в министерстве иностранных дел при прусском королевском дворе, графа Поуртенберга (Pourtenberg), графа фон Вильденбруха, маркиза Слайго лорда Истнора, Уи;льяма Ме;йкписа Те;ккерейя, Эллиота Уорбертона, а так-же Александра Уильяма Кинглека автора «Eothen»-а. Стоит так-же упомянуть удивительного человека Артура Макмерро Кавана, который несмотря на то, что был лишен руки и ноги, бесстрашно скакал на лошади”. В июне 1845 г. Иерусалим посетил особый гость из Германии др. Генрих Абекен. За несколько лет до поездки Абекен служил капелланом при дипломатической миссии в Риме, где в то время находился и Бунзен. Вдвоем они обсуждали планы будущего обустройства англо-прусского епископата. После того, как 22 июня он принял участие в протестантской службе, которая проводилась во временно отстроенной капелле, он описал свои впечатления в письме Бунзену: “Насколько воодушевило меня посещение нашей церкви на Сионской горе. Я находился в очень скромном церковном помещении набитом прихожанами количеством около 60 человек. Более чем в каком-либо другом месте ощущал я благословение, которым обладает христианская община “в духе и истине”. Это совсем не малозначительное событие возникновение протестантской церкви в Иерусалиме на Сионской горе. После службы я направился в дом епископа. Он и все члены его очень милого семейства встретили меня как старого друга. Эта была очень волнующая встреча и она и не могла быть другой. Мы вспоминали, что до этого виделись последний раз в Лондоне четыре года назад”. Можно представить, как шокирован был Абекен и не только он, но и многие другие христиане в Пруссии и Великобритании, когда узнали что в конце 1845 г. епископ внезапно скончался по дороге из Египта в Палестину. Это произошло несколько месяцев спустя после отъезда Абекена.

Второй епископ-Самуэль Гобат

Согласно правилам епископата следующим кандидатом должны были назначить прусского епископа. Им стал Самуэль Гобат (1799-1879 гг). Сам Гобат, хотя и был родом из Швейцарии, но был немцем по своему мировоззрению. Он много лет сотрудничал с CMS. Его приезд лишь слегка опередил прибытие группы посланной швейцарской организацией- миссией св. Кришоны. В состав этой группы входил и немец Конрад Шик. Гобат не чувствовал себя связанным обязательством, которое взял на себя Александр, работать исключительно среди еврейского населения. В конце концов он был представителем прусского короля и должен был отстаивать интересы Пруссии на Святой Земле. Прибывший в 1846 г. новый британский консул Джеймс Фин абсолютно не одобрял действия Гобата. Но, ни в коем случае нельзя отрицать тот огромный вклад который внес Гобат как в развитие Иерусалима в частности, так и всей Палестины в целом. При нем в целом ряде мест были основаны воспитательные и благотворительные учреждения. Он пригласил на Святую Землю многие миссионерские общества. Именно во время его каденции в 1849 г. была отстроена и освящена церковь Христа (Christ Church). Во время освещения этой церкви он произнес проповедь, в которой была следующая цитата из пророка Исаии (56:7) ” …ибо дом Мой назовется домом молитвы для всех народов”. Эти слова содержат в себе квинтэссенцию жизненного кредо епископа Гобата. Надо сказать, что Гобату не очень нравилось то, что LJS в те дни пренебрегала универсальными задачами своей организации. Для продолжения работы на Святой Земле он пригласил в 1851 г. CMS. Иерусалим должен был стать опорным пунктом для дальнейшей деятельности этой организации. Это означало, что отныне LJS не было единственным британским и англиканским представительством в Палестине. Епископ теперь тоже не состоял только в одной организации и его приходилось еще с кем-то делить. Многие ключевые фигуры в миссионерском движении прибывшие в Палестину по линии CMS были по национальности немцами. В 1851 г. Гобат пригласил на Святую Землю представительниц института диаконис, который возглавлял Теодор Флиднер (1800-1864 гг)., чтобы они работали в среде арабского населения. Таким образом, благодаря появлению огромного числа немецких миссионерских организаций,к 1852 г. количество немецкоговорящих членов протестантской общины выросло настолько, что пасторы из Церкви Христа, состоявшие в LJS, просто не могли справится с этим множеством людей. Гобат обратился к Фридриху Вильгельму 4 с просьбой о помощи. Он прислал на Святую Землю немецкоговорящего пастора Фридриха Петера Валентинера (1817-1894 гг)., в задачу которого входила помощь Гобату во время проведения служб. Раз в 14 дней Валентинер произносил проповедь в церкви Христа. Гобат писал об этом: “Я счастлив сообщить, что почти все члены нашего сообщества, понимающие немецкий, с радостью пользуются этой возможностью, которая с одной стороны помогает им приобретать новые знания, с другой укрепляет в вере. Я же вижу источник благословенный и основу для благодарности нашему общему Богу за то, что несмотря на то, что у нас два разных типа богослужения, и мы принадлежим к двум различным церквям, у нас единая доктрина и мы все относимся к одной общине”. В последствии Валентинер проводил регулярные службы и у диаконис. В дальнейшем Церковь Христа стала местом встречи различных протестантских групп Иерусалима: англичан, немцев, евреев, арабов и испанцев. И если во время службы присутствовали и британский и прусский консулы, то они сидели по обе стороны от прохода справа и слева прямо напротив друг друга. Несмотря на то, что в целом между представителями различных протестантских народов царила кооперация и гармония, некой напряженности в отношениях все-же не возможно было избежать. Наиболее яркое отражение это нашло в конфликте между епископом Гобатом и консулом Фином. Фин считал, что епископат должен служить в первую очередь интересам Британии. Гобат не разделял эту точку зрения, а так-же был не согласен с тем, что он должен проводить миссионерскую работу исключительно среди евреев. В дальнейшем Гобат решил подчиняться лишь исключительно прусскому консулу др. Георгу Розену (1820-1891 гг), что не могло не злить Фина. В 1862 г. в Иерусалиме побывал принц Уэльский Эдвард (1841-1910 гг). Кронпринц предпочел, чтобы в поездках его сопровождал известный археолог и ботаник др. Розен, а не Фин. Очевидно, те негативные чувства, которые прусский консул испытывал по отношению к своему британскому коллеге, передались и принцу и наиболее вероятно, что именно это послужило причиной отставки Фина год спустя. Семь лет спустя в 1869 г. в Иерусалиме побывал прусский престолонаследник Фридрих Вильгельм (1831-1888 гг). Он посетил Святую Землю по пути на церемонию открытия Суэцкого Канала. Во время своего пребывания в городе он получил в подарок невозделанный участок земли рядом с Храмом Гроба Господня-Муристан. Теперь у немцев появилась надежда, что когда-нибудь у них будет собственная церковь в Иерусалиме. Примерно в то же время появились и первые планы будущей церкви, но ими тогда никто не воспользовался. Немецкие протестанты продолжали по прежнему посещать службы в церкви Христа. Многие немецкие миссионеры сделали себе имя работая на британские организации. Самый известный из них Конрад Шик. Он был вынужден покинуть дом братьев в 1850 г. После этого Шик перешел работать в организацию LJS, службе в которой он оставался верен до самой смерти. Он оставил на облике Иерусалима свою неизгладимую печать и таким образом стал Леонардо да Винчи Святого города.

После смерти Гобата

После смерти Гобата в 1897 г. епископом стал англичанин ирландец по происхождению Иосиф Барклай (1831-1881 гг). Барклай пробыл на этом посту совсем недолго. После его преждевременной кончины в 1881 г., право выбора епископа вновь перешло к Пруссии. В принципе многие немцы были за то, чтобы расторгнуть соглашение 1841 г. и распустить Англо-Прусский епископат. Это было связанно с тем, что произошли сильные изменения в геополитике и вместо маленькой Пруссии возникло государство объединенная Германия. В Великобритании количество противников единой церкви превысило число ее сторонников и они потребовали у архиепископа расторжения старых договоренностей. Когда известия о намерениях Германии достигли LJS, там началась паника. Роспуск протестантского епископата не было ни в интересах LJS, ни в интересах CMS. В обоих организациях старались опровергнуть претензии немцев, что епископат не выполнил в отношении их общины изначально возложенные на него обязанности. Несмотря на все, что сделал для них епископ Гобат, немцы чувствовали себя в епископате обделенными, людьми второго сорта. Часть этих претензий соответствовала действительности, но вне сомнения что таким образом правительственные круги искали причину для расторжения былых договоренностей. Германия 1882 г. стремилась к независимости в особенности в Иерусалиме, где у нее имелась возможность продемонстрировать султану свое величие. В июне 1882 г. немецкое правительство сделало первый ход в этом направлении на дипломатической арене. Министр иностранных дел Георг Мюнстер отправил письмо своему английскому коллеге лорду Гренвилю (Granville) , в котором он выражал желание своего начальства аннулировать соглашение на том основании, что оно не сумело воплотить в жизнь желания покойного короля Фридриха Вильгельма 4. В 1883 г. архиепископ Кентерберийский написал ответ на это предложение. В свое письме он подчеркнул, что очень заинтересован в том, чтобы существующие договоренности оставались в силе. На следующий год он получил ответ от немецкого посла, в котором говорилось, что нерасторжение соглашений возможно при следующих условиях (в конечном итоге англиканская церковь не сочла возможным их принятие): 1. Отменить право вето, которым обладает английский архиепископ, по отношению к назначениям на должность, получившим одобрение прусского короля или немецкого императора; 2. Немец, назначенный епископом в Иерусалиме не должен подчиняться правилам англиканской церкви. Несмотря на то, что обмен корреспонденциями между Лондоном и Берлином продолжался еще некоторое время, всем было ясно, что договор будет аннулирован. В феврале 1886 г. архиепископ Кентерберийский принял решение, расторгнуть соглашения существующие с 1841 г. В этом же году император Вильгельм 2 аннулировал договоренность и приостановил выплаты епископату. На юридическом уровне все было окончательно урегулировано к 1887 г. Новые направления развития немецких и британских церквей в Иерусалиме Англо-католическая партия рассматривала произошедшее, как благоприятную возможность ограничить деятельность евангелистов в Иерусалиме. Это противоречило интересам двух крупнейших миссионерских обществ : LJS и CMS. Они приложили немалые усилия, чтобы укрепить протестантское присутствие в Иерусалиме в частности и на Святой Земле вообще и не были готовы отказаться от всего достигнутого. Оказавшийся между двух лагерей архиепископ Кентерберийский решил не распускать епископат, а изменить и модифицировать направление его деятельности. Превратить его в нечто подобное дипломатическому представительству. Он назначил нового епископа Георга Франциса Пофама (Popham) Блейта (1832-1914 гг) , который по своим взглядам был ближе к Высокой церкви. Евангелистов эта кандидатура привела в замешательство. Епископ Блейт был честолюбив. Он обладал полным правом и желанием ограничить деятельность двух евангелистских обществ в Иерусалиме и получить церковь Христа полностью в свое распоряжение, превратив ее в кафедральный собор. LJS этому решительно воспротивилась. В следствие этого Блейт был вынужден создать новую организацию Jerusalem and East Mission Fund (JEMF). Он так-же приобрел участок земли для строительства своей церкви. Освободившиеся из британского ярма немцы могли теперь заниматься развитием собственной общины. Они получили поддержку за счет того, что в 1889 г. император Вильгельм 2 основал “Иерусалимский фонд”. Первое чем начали заниматься представители новой организации была проектировка немецкой церкви в Иерусалиме. 31 октября 1898 г. состоялось торжественное открытие церкви Искупителя на Муристане. Это явилось причиной немалого переполоха в геополитической области. Во всей Европе с большим интересом следили за происходящим. В октябре император прибыл в Иерусалим, во первых для того, чтобы лично участвовать в освящении церкви, во вторых чтобы поднять свой авторитет в глазах человека, который в ближайшем будущем станет его союзником на Ближнем Востоке-в глазах османского султана. Этот визит предоставил и султану возможность завоевать симпатию у императора. Он передал последнему два участка в районе Иерусалима. Один расположен на южной окраине города. В этом месте будет впоследствии отстроено аббатство Дормицио. Другой на Масличной горе, где со временем возникнет впечатляющий комплекс зданий Августа Виктория. Наблюдая за строительными работами, которые велись незадолго до начала Первой мировой войны, жители города, являвшиеся подданными Великобритании высказывали опасения, что со временем эта постройка может послужить жилищем для гарнизона немецких солдат. Через несколько недель после открытия немецкой церкви Искупителя был освящен кафедральный собор св. Георгия. Церемония, состоявшаяся по этому случаю, была, конечно же, менее пышной. Каждая из этих церквей прошла свой собственный путь развития. Англиканская церковь распалась на три ветки, представленные тремя независимыми друг от друга представительствами: JEMF, LJS и CMS. В геополитическом плане пути двух держав начиная с 1841 г. тоже разошлись. В 1914 г. Германия, Австро-Венгрия и Турция заключили союз, целью которого было нанести поражение таким странам как: Великобритания, Франция и Россия. В это время в Иерусалиме действительно появляются немецкие офицеры, а в комплексе Августа-Виктория размещают гарнизон немецких солдат. 11 декабря 1917 г. в город вступает генерал Алленби, как представитель объединенных сил коалиции. Он выступает практически в той же роли, что и император Вильгельм в 1898 г. Скромный вход генерала в город резко контрастировал с церемонией праздничного въезда императора в Иерусалим в 1898 г. Центральным пунктом программы стало восхождение Алленби по ступеням Башни Давида. Эта башня находится как раз напротив церкви Христа, первого участка земли, приобретенного в Иерусалиме англичанами. По иронии судьбы это то самое место, где началась в новое время и немецкая история Иерусалима.

Заключение

На участке земли рядом с церковью Христа находится еще пять зданий. Они носят имена людей внесших важнейший вклад в деятельность Англо-Прусского епископата. Двое из этих имен принадлежат немцам: Александр и Шик. Одно датчанину: Николайсон. Еще одно носил швейцарец Гобат. И лишь одно имя принадлежало англичанину: Джонс. Вспоминая первые десятилетия существования Англо-Прусского епископата, мы можем говорить о партнерстве нескольких стран. Не было отдельно немецкого или британского Иерусалима, т.к. между ними было теснейшее взаимодействие. В определенном смысле ирония судьбы заключалась в том, что Турция во время Первой Мировой Войны выбрала себе в союзники Германию, и таким образом в 1917 г. Англия оказалась в положении позволившем ей воплотить в жизнь евангелистскую мечту 1840 г.-мечту о возрождении Израиля. Можно усмотреть усмешку случая и в том, что Турция решила вступить в коалицию с Германией не в последнюю очередь под впечатлением от масштабов строительной деятельности, которую немцы развернули в Иерусалиме. Было видно, что на международную арену вышла новая империя. Но, начало всего этого немецкого строительства, за которым наблюдали турки, было тесно связанно с англичанами, а именно с англо-прусским епископатом. Словно какая-то сверхестественная сила вела цепочку событий к своей кульминации, которая наступила в декабре 1917 г. Но для нас сегодняшних позади и 1917 г. и 1945 г. И может именно сейчас пришло время, когда мы можем мысленно вернуться в 1840-1841 гг., чтобы исследовать значение союза представителей двух государств, сыгравшего столь значимую роль в истории города.

Рубрики:

Оставить комментарий

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.