туры и экскурсии по Израилю

Храм Господа на Муристане и новый кесарь

Автор статьи – гид Таня Вишневецкая

Люди часто проходят мимо этой церкви на Муристане. Иногда кто-то бросает несколько слов про мальтийский крест и историю самого ордена или про средневековую арку на которой изображены различные виды сельскохозяйственных работ по месяцам. Кое-кто заглядывает в средневековый дворик, посидеть, попить кофе в расположенном там кафетерии. Некоторые поднимаются на колокольню с высоты которой открывается великолепная панорама Старого города и его окрестностей. Но, о церкви особенно много не говорят. Да, и что интересного может быть в этом, практически лишенном на первый взгляд декоративного убранства помещении? Но, это только на первый взгляд. Ведь перед нами возрожденный средневековый храм ордена госпитальеров. Он стоит практически на том месте где этот орден возник. Да, что там орден госпитальеров! Перед нами лютеранский придел Храма Гроба Господня, на территории которого находятся главные доказательства того, что ключевые события евангельской истории действительно произошли на месте Храма Гроба! Именно ради того, чтобы присутствовать на освящении этого Храма предпринял сложную и не лишенную опасностей поездку на Святую Землю действующий государь Германии Вильгельм 2.

Впрочем, обо всем по порядку…

Часть 1.

В 797 г. Карл Великий король франков отправляет послов на Восток. Послы должны были достичь Багдада дворца легендарного халифа из 1001 ночи Гаруна аль Рашида. В составе делегации был и некий еврей, которого звали Исаак. Послам было поручено помимо всего прочего доставить из Багдада на территорию Франкского королевства диковинное животное слона. Слон, единственный и любимый всеми слон, проживавший при дворце багдадского халифа и даже носивший имя Абдул Аббас был отправлен в дар Карлу Великому. Прибытие слона в империю франков стало для жителей королевства одной из главных сенсаций на долгое время. Карл Великий очень дорожил своим слоном всюду возил его с собой. Но, однажды слон подхватил какую-то заразную болезнь и скончался. В том году гораздо больше говорили о гибели слона, чем о почившем в этот же год итальянском короле Пипине.

Так вот, среди тем обсуждавшихся во время багдадских переговоров была, по видимому, и тема христиан жителей Святой Земли. Карл Великий выступал в данном случае как покровитель христиан Востока. В дар императору франков Гарун аль Рашид передал участок недалеко от Храма Гроба Господня. На этом участке была отстроена церковь Марии, странноприимный дом и библиотека, которая славилась своим собранием книг. Если на секунду задуматься, то строительство церкви на пустующем до этого участке противоречило мусульманскому законодательству того времени. На землях ислама можно было только ремонтировать уже существующие церкви, но строить новые было запрещено. Объяснение для появления нового храма может быть следующее: незадолго до этого обратилась в руины самая великолепная из церквей Иерусалима Неа Теотокос (Новая церковь Богородицы). И в качестве компенсации за эту утрату Гарун аль Рашид разрешил Карлу Великому отстроить новый храм, который точно так-же как и предыдущий был освящен во имя Девы Марии.

К сожалению, о постройках Карла Великого на Муристане мы знаем лишь из литературных источников. Археологического подтверждения их существования найдено не было.

Давайте перенесемся на несколько веков вперед.

Начиная с 10 в. итальянские города-государства развернули обширную торговлю с землями Востока. Благодаря этой торговле города богатели. Особенно успешными в области коммерции были купцы города Амальфи. Но, они не имели своего представительства в Святом городе Иерусалиме, который помимо купцов посещали многочисленные паломники с территории Пиренейского полуострова. И тогда одна из богатейших семей города Амальфи, главу которой звали Маркус, решила приобрести в Иерусалиме участок земли и основать там странноприимный дом. Им была передана территория, которая со времен Карла Великого принадлежала представителям западной церкви. Вот что писал об этом десятилетия спустя Гийом Тирский:

“В те дни властелин египетский владел всеми землями расположенными вдоль моря от города Габулум, находившегося рядом с сирийской Лаодикеей и до Александрии. Последний из перечисленных это город в Египте. Его власть держалась благодаря городским правителям, которых он посадил в каждом городе, где только возможно. Амальфийцы, которые были любимы как царем, так и его ставленниками, получили разрешение как купцы совершать полезные торговые сделки и всюду разъезжать со своими товарами. Это привело к тому, что они по причине христианской веры и верности традициям своих отцов старались посещать святые места так часто, как это возможно. Но, поскольку у них в этом городе, в отличии от других прибрежных городов, не было своего отделения, где они могли бы жить во время своего пребывания там, они собрали вместе как можно больше людей своей национальности и пошли вместе к халифу Египта и передали ему, через людей его окружавших, которые были им знакомы, прошение, чье содержание было вам представлено.

Было отправлено письмо правителю Иерусалима. Он должен был передать дружественным людям из Амальфи нужные товары в соответствии с их пожеланиями. А в том районе Иерусалима, где проживают христиане, выделить один участок, такого размера, какого они захотят,чтобы они могли бы отстроить там свое отделение. В то время, как и сегодня, город был разделен на четыре равные части и правоверные жили в четвертой части, в той, где находился Гроб Господень, а в других частях города, где стоял Храм Господень жили только неверные. Таким образом, по приказу правителя им отвели одно место, которое казалось достаточным для такой постройки и после того, как они получили от купцов как деньги, так и символ веры (?), они отстроили монастырь перед входом в церковь Воскресения, на расстоянии броска камня от нее. Монастырь был освящен во имя Богородицы вечной Девы Марии. Они обеспечили монастырь всем необходимым для монахов, а так-же для приема гостей из их страны. Затем они привезли из своих краев монахов и аббата, обустроили это место по правилам ордена и сделали его приятным для Господа благодаря той благочестивой жизни, которую они вели. И поскольку, те люди, которые основали этот монастырь, а также те, кто проживали там были латинянами, монастырь называют “латинским”.

На территории этого монастыря останавливались все паломники с Запада и поэтому он был постоянно переполнен людьми. Тогда было решено недалеко от него отстроить еще один монастырь, на этот раз женский, предназначенный для паломниц и освятить его во имя равноапостольной Марии Магдалины.

Обратимся опять к сочинению Гийома Тирского: “В те времена приезжали также святые вдовы и девы, чтобы приложиться к почитаемым местам. Они оставили свою женскую робость и не убоялись тех многочисленных опасностей, которые им угрожали. Но, поскольку в монастыре не было места, где они могли бы нормально после прибытия, то святые мужья основавшие этот монастырь, позаботились о том, чтобы у верующих женщин, приезжавших туда, была своя капелла и свой странноприимный дом, где они могли бы проживать. И произошло, с божьей помощью, что был отстроен небольшой монастырь в честь благочестивой грешницы Марии Магдалины. Там было необходимое число монахинь, чтобы обслужить пришедших в город женщин”.

Помимо этих двух странноприимных домов был обустроен еще один. Он предназначался для больных, обнищавших, измученных дорогой паломников. Точно также, как и монастырь Марии Магдалины, он находился в подчинении монахов из Snt. Maria Latina. При этом странноприимном доме находилась капелла Иоанна, которая, возможно, была освящена не только во имя Иоанна Крестителя, но и Иоанна Милостивого, египетского патриарха, прославившегося своей благотворительностью. Именно на базе этого странноприимного дома возник в эпоху крестовых походов первый рыцарский орден-орден Госпитальеров. И опять хочется привести несколько строк из сочинения Гийома Тирского: “Даже в те опасные времена приходили люди высоких и низких сословий из других земель в Святой город. Но, поскольку дорога туда проходила через враждебные территории, то, когда они оказывались в городе, у них не оставалось с собой больше денег и они вынуждены были ждать перед воротами города беспомощные в большой нужде, голодные, жаждущие, раздетые, до тех пор, пока им не удавалось заплатить какие-то деньги и тогда им открывали проход в город. После того, как они оказывались в Святом городе и могли по порядку обойти святые места им не оставалось ничего другого, кроме как поселиться в вышеупомянутом монастыре, где их по братский принимали, т.к. все другие жители города были сарацинами и неверными, за исключением господина патриарха, монахов и бедного народа (сирийцев), которые изо дня в день подвергались мучениям на подневольных и грязных работах, так, что они в постоянной нужде и страхе практически не могли существовать. Таким образом не было никого, кто бы предоставил нашим людям крышу в этой нужде. И добросердечные мужчины, проживавшие в латинском монастыре, сочувствуя поделились своим кровом и своим имуществом располагавшимся на территории странноприимного дома, находившегося под их управлением. Там они принимали таких паломников больных и здоровых и, чтобы их не убили в то время, когда они ночами лежали на улице. И все, чем располагали эти монастыри, как женский, так и мужской они по возможности старались предоставить для проживания паломников”.

В эпоху Крестовых походов складываются различные предания связанные с монастырями на Муристане. В частности, предание о том, что на месте, где отстроена церковь St. Maria Latina стояла Богородица в момент распятия ее сына. В последствии как церковь St. Maria Latina, так и церковь Марии Магдалины были перестроены. Новый храм на месте Марии Магдалины был освящен во имя Богородицы. Он получил название St. Maria Maior. Такое название было дано храму не потому, что он превосходил по размерам St. Maria Latina (этого не было), а потому, что он был несомненно больше, чем церковь Марии Магдалины, которая стояла прежде на этом месте.

Я приведу здесь отрывок в котором Теодерих описывает церковь St. Maria Latina, предания связанные с ней и ее реликвии: “Там же поблизости восточнее расположена другая церковь, которая точно также освящена во имя нашей Девы Марии, т.к. в то время, когда Господь наш тащил тяжелый крест ради нашего спасения, она упала лишившись чувств от огромной боли и быстрые руки перенесли ее сюда в подземную пещеру. И здесь, чтобы перенести охватившую ее боль, она рвала волосы на своей голове. Эти волосы хранятся в церкви в стеклянном сосуде до сих пор. В этой церкви находится также череп блаженного апостола Филиппа. Он богато украшен золотом. И там же находились руки св. апостола Симеона и епископа Киприана”.

А вот еще один отрывок из Теодериха на этот раз посвященный церкви St. Maria Maior: “Затем, по направлению на восток находится церковь св. Марии. Там монахини под руководством аббатисы ежедневно возносят хвалы Господу. Говорят, что это место называется Beata Maria (блаженная Мария), т.к. она, точно также, как и наш Спаситель долго мучилась на Страстном пути. Во время ее пребывания в этом месте она была заключена тут в темницу”.

После поражения при Рогах Хитинских и последующей сдачи Иерусалима все вооруженные рыцари и западные христиане должны были покинуть Святой Город. И лишь членам ордена Иоаннитов Салах ад-Дин разрешил задержаться аж на целый год в уже мусульманском Иерусалиме, чтобы долечить своих раненных и больных.

Мы знаем, что после изгнания крестоносцев Салах ад Дин основал на территории прилегающей к Храму Гроба Господня странноприимный дом. Тогда же участок и получил свое нынешнее название “муристан”-больница на персидском.

Маргарита Сицилийская выкупила часть Муристана и передала его в пользование христианам. Многие христианские паломники, приходившие в Иерусалим, останавливались на территории странноприимного дома на Муристане, пока в 15 в. здания окончательно не пришли в упадок.

Часть 2.

Перенесемся в 19 в.

С 1831 по 1841 гг. Святая Земля находилась под управлением египетского правителя Мухамеда Али. Добиваясь благосклонности европейских держав он предоставил всем европейцам религиозную свободу. Дело в том, что в то время социальный статус человека на Востоке определялся по системе “зимми”. На вершине социальной лестницы находились мусульмане, за ними следовали православные христиане, несколько более низким статусом обладали католики и представители восточных церквей. Внизу социальной лестницы находились евреи. Османские власти считали, что эта система должна оставаться неизменной. Протестантам в этой иерархической системе не отводилось никакой роли, что делало их пребывание на Востоке невозможным. Мухамед Али отменил эту градацию.

Несмотря на это, когда Мухамед Али осуществил военный поход против Османской империи и власть султана, как и его жизнь “висела практически на волоске”, европейские страны Англия, Пруссия, Австрия,Россия (Франция была на Мухамеда Али) поддержали османского султана и помогли ему разбить египтян, поскольку усиление Египта угрожало интересам ряда европейских стран на Востоке. После одержанной благодаря европейцам победе турки уже не могли повернуть колесо истории вспять и вновь ограничить права европейцев, тем более, что они были благодарны своим недавним союзникам. Вскоре после возвращения Святой Земли в лоно Османской империи в Иерусалиме было основано первое протестантское представительство на Востоке “Англо-Прусский епископат”. Создавая его англичане стремились в первую очередь наладить миссионерскую работу среди евреев Святой Земли. Поэтому, первым человеком, возглавившим Англо-Прусский епископат, был епископ Михаэль Соломон Александр. Еврей, перешедший в протестантизм англиканского толка. Пруссия в первой половине 19 в. была не самым влиятельным государством в Европе. Поэтому, было понятно,что свое собственное представительство на Востоке им, вряд ли, удастся основать. И они решили присоединиться к работе англиканской миссии. Но, основные порядки в англо-прусском епископате все равно устанавливали англичане. Все, что касалось богослужений и других церковных ритуалов, они проводились по правилам англиканской церкви. Епископы должны были чередоваться. После представителя Англии, следующим епископом должен был быть избран представитель Пруссии. Когда внезапно скончался Михаэль Соломон Александр в 1845 г., на должность епископа был избран посланник Пруссии Самуэль Гобат. Видя неуспех миссионерской работы среди евреев, Гобат несколько сменил направление своей деятельности. Он считал, что среди местных христиан Востока представителей традиционных церквей, т.е. католиков и православных, нужно провести реформацию, какая была проведена в свое время в Европе. Но, напрямую заниматься миссионерской деятельностью было бы опасно. Это могло бы привести к обострению отношений с такими европейскими державами как : Франция, Австрия и Россия. Действовать можно было только через создание благотворительных учреждений: школ и больниц. Для этой цели Гобат начинает приглашать на Святую Землю членов различных протестантских благотворительных организаций, представительства которых находились в каких-то немецких землях. Он обращается в миссию Святой Кришены, в которой некогда сам состоял и они отправляют несколько человек в Иерусалим. Впоследствии эти люди внесли огромный вклад как в развитие Иерусалима в частности, так и Святой Земли в целом. Вот имена некоторых из них: Конрад Шик-археолог, архитектор, лучший специалист по Иерусалиму; Иоанн Людвиг Шнеллер-основатель Сирийского сиротского приюта; банкир Иоанн Фрутигер и др. Он так-же обращается в организацию Диаконис из Кайзерверта, которую возглавлял Теодор Флиднер, с просьбой прислать в Иерусалим представительниц этой организации. Общество диаконис представляло из себя женскую благотворительную организацию, члены которой занимались уходом в больницах (одна из диаконис Флоренс Найнтингейл стала впоследствии основательницей медсестринского дела как профессии), преподавали в школах, оказывали помощь бедным, неимущим женщинам. Если какая-нибудь из диаконис выходила за муж, то она должна была покинуть организацию, т.к. не могла уже посвящать целиком и полностью все свое время благотворительной работе.

Диаконисы арендовали дом, который располагался недалеко от Англо-Прусского епископата. Ныне там находится представительство маронитской церкви. В этом здании они разместили и школу для девочек, и гостиницу для паломников и там же находилось несколько больничных коек. В 1856 г. Камиль Ага, владелец здания в котором разместились диаконисы, повысил цену за аренду и грозился, что в случае отказа выплатить эту сумму, он начнет сдавать помещения представителям католической или православной церквей. И тогда Флиденер, который уже посещал однажды Иерусалим и еще во время своего приезда обратил внимание на развалины церкви St. Maria Latina, обращается к королю Фридриху Вильгельму 4 с просьбой о приобретении пустующего участка на Муристане для строительства там больницы, гостиницы для паломников, школы и лютеранской церкви.

Часть 3.

Теперь поговорим о том, что же представлял из себя Муристан в эти годы:

Начиная со времен Салах ад-Дина и в дальнейшем участок на Муристане это вакф, т.е. имущество переданное государством или отдельным лицом на религиозные или благотворительные цели. Владеет этим вакфом семья Эль Алеми. По идее, владельцы вакфа должны жить с доходов, которые обеспечивает им имущество. А на Муристане располагались какие-то лавки, кожевенные мастерские. Часть выручки, естественно, поступала в карман семейства. При этом они должны были проводить ремонт построек, чтобы поддерживать их в служебном состоянии. А вот на это правило семейство Эль Алеми давно “закрыло глаза”. Напротив, они стремились довести участок на Муристане до максимального запустения и разорения, чтобы потом, под предлогом отсутствия доходов его все-таки можно было бы продать с разрешения османских властей. А приобрести участок рядом с Храмом Гроба желали представители многих христианских конфессий. В первую очередь греки. Собственно, они, вопреки всем законам Османской империи, тихо и постепенно прибрали большую часть Муристана к своим рукам. Оставался участок на востоке с руинами St. Maria Latina. Греки хотели заполучить и его, но тут в дело вмешалась католическая церковь, которая считала себя наследницей крестоносцев и, соответственно, все постройки крестоносцев рассматривала как свое имущество. Дело приобрело огласку. В итоге на восточную часть Муристана заявили свои претензии: 1) Французы. Но, после помощи оказанной туркам в крымской войне они получили церковь крестоносцев Snt. Anna на Виа Долороса и Муристан их уже не так интересовал; 2) Австрийцы. Мальтийский орден в Австрийской империи был приближен к императорскому двору; 3) русские; 4) греки; 5) католический патриарх Валерга.

К тому времени отношения между немцами и англичанами в Англо-Прусском епископате обострились. У представителей англиканской церкви вызывало даже какую-то зависть, что лютеран в Иерусалиме было намного больше. И, хотя, в Англо-Прусском епископате был пастор Валентинер, который вел богослужения для лютеран на немецком языке, возникла потребность в приобретении собственного молельного дома. Пока что службы проводились в небольшой капелле Странноприимного дома Иоаннитов, который был недавно куплен немецким протестантским отделением этого ордена. Но, эта капелла не вмещала всех прихожан.

В 1869 г. кронпринц Фридрих Вильгельм был приглашен на торжества по случаю открытия Суэцкого канала. По дороге он собирался посетить Стамбул. Таким образом Прусскому королевскому дому предоставлялась благоприятная возможность провести переговоры о приобретении участка на Муристане. С точно такими же намерениями отправился в Стамбул и император Австро-Венгрии Франц Иосиф. Но, Фридрих Вильгельм прибыл в столицу Османской империи на пару дней раньше. В итоге, участок достался ему, а Франц Иосиф “остался на этот раз с носом”.

Часть 4.

Земли, которую получила Пруссия согласно договору, возможно, было достаточно для строительства церкви. Но, ведь планировалось отстроить в этом месте еще и консульство, школу, больницу. Этого размеры участка не позволяли. Вся остальная земля принадлежала грекам. Прибыв в Иерусалим, кронпринц попытался вступить в переговоры с греческим патриархом, но он не шел ни на какие уступки.

Празднование по случаю передачи участка на Муристане прусской стороне прошло более чем скромно. Присутствовали консул, сотрудники консульства, губернатор Иерусалима, представители немецкой протестантской общины города, сопровождавшие кронпринца в поездке лица, матросы корабля. На церемонии не было ни одного представителя англиканской церкви, что говорит о том, что отношения между общинами в Англо-Прусском епископате обострились до крайности.

Губернатор Иерусалима передал кронпринцу ключи от ворот полуразрушившейся средневековой церкви. Кронпринц, в свою очередь вручил эти ключи консулу. После чего к воротам прикрепили герб с изображением орла (символ прусского королевского дома). На этом церемония была завершена.

Местные Иерусалимские власти не могли себе позволить, чтобы кронпринц такой дружественной Османской империи страны, какой была Пруссия, покинул Святую землю в расстроенных чувствах. Они пригрозили православному патриарху Иерусалима, что проверят, насколько законны его владения на Муристане. После этого Иерусалимский патриарх стал намного сговорчивее. Он лично поспешил в Яффо, чтобы еще раз встреться с готовящемся к отбытию со Святой Земли кронпринцем и подписал все необходимые бумаги о передаче еще одного участка на Муристане в дар Пруссии.

Теперь настало время сказать несколько слов об ордене Иоаннитов у лютеран.

Тут я перепишу несколько предложений тупо из википедии, т.к. переформулировать своими словами у меня вряд-ли получится лучше чем там:

“Бранденбургский бальяж рыцарского ордена Иоаннитов был одним из ответвлений ордена Госпитальеров. Он получил широкую автономию внутри исходного ордена. Когда курфюрст Бранденбургский перешел в протестантизм, то все его подданные, как это было принято, сменили религию и это ответвление ордена стало лютеранским.

В 1812 г. прусский король Фридрих Вильгельм 3 распустил бальяж, а в 1852 году бальяж был восстановлен указом Фридриха Вильгельма IV как организация, совершенно независимая от католического Мальтийского ордена. С этого времени основной заботой немецких иоаннитов становится благотворительность. Бальяж поддерживает сеть лечебниц и курсов первой медицинской помощи.

С 1693 года все гроссмейстеры ордена принадлежали к правящей в Пруссии династии Гогенцоллернов”.

Итак, приобретение прусским королевским домом участка на Муристане с развалинами церкви St. Maria Latina означало возвращение прусского отделения ордена к своим истокам. К тому месту, где этот орден возник. Планировалось, что в дальнейшем весь будущий комплекс на Муристане со школой, гостиницей для паломников, консульством и.т.д. будут обслуживать совместно как Иоанниты, так и диаконисы из Кайзерверта.

Король Вильгельм 1 хотел восстановить средневековую церковь St. Maria Latina на Муристане, чтобы еще больше подчеркнуть связь между историческим прошлым ордена и прусским королевским двором. Эту задачу он поручил одному из лучших берлинских архитекторов того времени Фридриху Адлеру. Фридрих Адлер был владельцем собственного архитектурного бюро, архитектором, археологом, профессором, автором ряда книг, человеком, по проекту которого была отстроена одна из самых знаменитых берлинских церквей того времени церковь св. Фомы. Но, не только за личные заслуги проект достался именно ему. Дело в том, что Адлер был другом Эрнста Курциуса, наставника кронпринца Вильгельма в детские годы. Эрнст Курциус профессор Берлинского университета впоследствии прославился на весь мир благодаря своим раскопкам в Олимпии.

Перед тем, как приступить к работе над новым проектом, Фридрих Адлер в компании с Эрнстом Курциусом предпринимают путешествие на Восток на Святую Землю.

Они пробыли на Святой Земле примерно месяц. Все это время Адлер посещал различные архитектурные памятники Иерусалима и его окрестностей. В первую очередь его интересовали такие постройки, как Snt. Anna и Наби Самуэль.

К сожалению, на тот момент Пруссия не располагала надлежащими материальными средствами для воплощения проекта в жизнь, т.к. все деньги, которые собирали для Святой Земли поступали в Англо-Прусский епископат.

Пришлось ждать более 20 лет, прежде чем проект был воплощен в жизнь. Все эти годы Адлер не сидел без дела. Самыми известными его проектами в это время стали: 1) Археологический музей в Олимпии. Здание этого музея стоит и по сей день ; 2) Реставрация замковой церкви в Витенберге, к воротам которой Лютер прибил 95 тезисов, в которых выразил несогласие с порядками царившими в католической церкви и произволом пап.

Часть 5.

В 1871 г. все земли Германии были объедены под началом Пруссии. Прусский король Вильгельм I принял присягу в качестве германского императора. Начиная с этого времени Германия одна из самых передовых и бурно развивающихся стран Европы. Она играет ведущие роли в европейской политике наряду с Англией, Францией и Россией.

Старые соглашения с англичанами в Иерусалиме немцев больше не устраивали. Они расторгли договор и Англо-Прусский епископат перестал существовать. Появились деньги для строительства собственной церкви в Иерусалиме.

Поскольку старая церковь крестоносцев стояла на археологических наслоениях, то для того, чтобы новая церковь была более прочной решили возвести ее фундамент на природной скале. Для этого приступили к раскопкам.

И тут мне надо сделать короткое отступление, чтобы рассказать о важности раскопок на Муристане с точки зрения христианской археологии.

После окончания эпохи крестовых походов появилось несколько карт Иерусалима. На них был представлен Иерусалим времен Христа, таким, каким его представляли себе, на основе имеющихся у них сведений, христианские ученые и теологи. Город этот был очень небольшой по размерам, т.к. Голгофа должна была находиться за пределами города. Но, далеко не все были согласны с такой трактовкой. Протестанты сомневались в подлинности многих святых мест. Они исходили из предположения, что стены Иерусалима времен Христа проходили, примерно там-же, где и стены времен Сулеймана Великолепного. А значит, Голгофа должна была находиться за пределами современного города. Именно тогда и начались поиски альтернативного места распятия и погребения Христа.

В 19 в. приверженность человека тем или иным взглядам на географию Иерусалима времен Христа уже больше не зависела от его конфессии. Так, например, Конрад Шик был горячим сторонником того, что ключевые события евангельской истории произошли там, где ныне находится Храм Гроба Господня. Но, эти взгляды нуждались в доказательствах. А доказательством могло служить обнаружение второй городской стены построенной Иродом. Именно эта стена окружала город во времена Христа. Понятно, что стену эту надо было искать на Муристане. Т.к. восточнее Муристана город точно был заселен, а кладбища и гроб Господень, соответственно, хоть и находились за пределами городских стен, но недалеко от них.

Первые серьезные раскопки на Муристане провел Чарльз Уорен. Он обнаружил остатки древних, стен, крыш, цистерн, но второй городской стены не нашел. Исследовал Муристан и Конрад Шик. По результатам своих исследований он составил подробный план средневекового Муристана. О размерах церкви St. Maria maior мы знаем именно благодаря ему. Шик, так-же принимал участие в раскопках участка, принадлежащего русским. Стены обнаруженные там сначала сочли иродианскими, но потом выяснилось, что это были стены Храма Гроба времен Константина Великого.

Во время расчистки фундамента для строительства будущей лютеранской церкви на Муристане была обнаружена стена, которую и Шик и все другие, принимавшие участие в раскопках приняли за вторую городскую стену. Никого не волновало, что камни были очень грубо отесаны и прилажены друг к другу не очень аккуратно. Городские стены так не строили! Но, когда что-то хочешь найти, то именно это и видишь в своей находке. Главное доказательство того, что евангельские события произошли на территории Храма Гроба было найдено и оно находилось под будущей немецкой церковью!

В 1893 г. состоялась церемония закладки первого камня в основании будущего лютеранского храма. Этот камень, над ним впоследствии возведут алтарь, положили на обнаруженную стену. Сама церемония состоялась 31 октября 1893 г. 31 октября это именно та дата, когда Лютер прибил свои 95 тезисов к вратам Витенбергского собора. Это событие стало началом реформации. Во время правления Вильгельма 2 31 октября было объявлено общенемецким праздником-Днем Реформации. До этого в каждой земле был свой собственный праздник Реформации. День, когда тот или иной ландфюрст в 16 в. решил провести реформу церкви на своей земле.

Спустя несколько дней после закладки камня в основание новой церкви на Муристане, была торжественно освящена скромная лютеранская церковь Рождества в Вифлееме, которая была отстроена по инициативе создателя Сирийского Сиротского приюта Людвига Шнелера. Но, колокольня этой церкви была построена на пожертвования императора Вильгельма 2.

Во время посещения императором Вильгельмом 2 Святой Земли протестантская община Иерусалима обращается к нему с просьбой о строительстве курорта в некой отдаленности от большинства жилых построек, куда можно было бы поехать передохнуть в жаркие летние месяцы. В качестве места для будущей постройки была выбрана вершина Масличной горы. Но, тот огромный комплекс, который воздвигли там к 1910 г. по своим масштабам многократно превосходил скромные пожелания протестантов города. А церковь при этом комплексе по своей красоте и великолепию затмевала большинство немецких церквей отстроенных в то время.

Почему Вильгельм 2 вкладывал в свои постройки на Святой Земле такие средства ? О чем говорят его архитектурные проекты ? Чтобы понять это обратимся к истории христианства.

312 г. Молодому в ту пору Константину предстоит сражение со своим соправителем Максенцием, во власти которого находится Рим. Об этом погрязшем в нечестивости властелине даже язычники не могли сказать ни одного доброго слова. Но, у него была армия, чья численность многократно превосходила армию Константина, которому оставалось уповать лишь на чудо. И это чудо произошло. Накануне битвы Константин увидел в небе знамение в виде креста и услышал глас божий : “Сим победиши” ! Константин велел своим воинам начертать это знамение на хоругвях и под этим символом одержал победу над противником. Под знаменем Христа он расправился со своими соправителями и объединил Римскую империю.

Но, как только было достигнуто политическое единство возникают внутренние распри уже внутри самого христианства-арианская ересь. Разногласия раскалывают церковь, а значит и единство империи под угрозой. И тогда, чтобы выработать единый религиозный постулат, Константин созывает Никейский собор. В ходе этого собора арианская ересь была осуждена и был составлен документ, в котором представлены основные положения христианской религии: Никейский символ веры. С незначительными поправками он вошел в историю под названием Никейско-Константинопольский символ веры. Вот что гласит этот документ:

“Верую во единого Бога Отца Вседержителя, Творца неба и земли, всего видимого и невидимого.
И во единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия, единородного, рождённого от Отца прежде всех веков, Света от Света, Бога истинного от Бога истинного, рождённого, не сотворённого, одного существа со Отцом, через Которого всё сотворено;
для нас людей и для нашего спасения сошедшего с небес, принявшего плоть от Духа Святого и Марии Девы и сделавшегося человеком,
распятого за нас при Понтии Пилате, страдавшего и погребённого,
воскресшего в третий день согласно с Писаниями (пророческими),
восшедшего на небеса и сидящего одесную Отца,
и снова грядущего со славою судить живых и мёртвых, Царству Его не будет конца.
И в Святого Духа, Господа, дающего жизнь, исходящего от Отца, поклоняемого и прославляемого равночестно с Отцем и Сыном, говорившего чрез пророков.
И во единую, Святую, Вселенскую и Апостольскую Церковь.
Исповедую единое крещение во оставление грехов.
Ожидаю воскресения мёртвых
и жизнь будущую. Аминь”.

На месте тех самых событий, которые упомянуты в Символе веры Константин строит первые христианские храмы на Святой земле:
1)… и сделавшегося человеком-Храм Рождества Христова в Вифлееме;
2)…распятого за нас при Понтии Пилате, страдавшего и погребённого, воскресшего в третий день согласно с Писаниями (пророческими)-Храм гроба (Воскресения) Господа в Иерусалиме;
3) …восшедшего на небеса и сидящего одесную Отца-храм Вознесения на Масличной горе.

Во время правления Вильгельма 2 его империю тоже сотрясают кризисы. Особенно большую угрозу представляет из себя социалистическое движение. Вильгельм 2, подобно Константину, ищет в христианстве опору и прибежище. С помощью веры он пытается сплотить свой народ. В этом смысле для него Константин образцовый император, чьему примеру он хотел бы следовать. И поэтому, в тех самых местах, где возводил свои храмы император Константин, Вильгельм 2 отстраивает новые церкви, посвященные тем-же самым событиям: Храм Искупителя рядом с Храмом гроба, лютеранский Храм Рождества в Вифлееме и храм Вознесения на Масличной горе.

Именно ради укрепления веры среди своих подданных Вильгельм 2 предпринимает поездку на Святую Землю, центральным событием которой должно было стать освящение недавно отстроенной церкви Искупителя на Муристане (лютеранского Храма Гроба Господня, который был возведен над главным доказательством того, что ключевые события Евангельской истории произошли в этой части Иерусалима). Освящение церкви искупителя было приурочено к 31 октября, общенемецкому празднику Реформации.

Праздничные церемонии по случаю открытия новой церкви прошли утром, а во второй половине того-же дня, все, кто сопровождал кайзера в поездке собрались на Сионской горе, где император в торжественной обстановке передал участок земли, полученный им в дар от турецкого султана немцам католикам, для того, чтобы они отстроили свой главный храм в Иерусалиме. Если при Вильгельме 1, императоре объединителе Германии, немцы католики воспринимались как пятая колона: многие католические монастыри были закрыты, многие монахи католики покинули Германию, то при Вильгельме 2 церковь как католическая, так и протестантская пользовалась государственной поддержкой. И поэтому, торжественная передача участка католикам проходит в тот же день, что и освящение протестантской церкви. И католики и протестанты должны были отмечать эти события единовременно.

В ходе своей поездки Вильгельм 2 посетил и Храм Гроба Господня, который произвел на него крайне удручающее впечатление. Храм Гроба Господня был местом раздоров и склок между представителями разных христианских конфессий. Новый Храм Гроба (Церковь Искупителя на Муристане) должен был стать местом единения всех протестантов Германии под сенью нового императора Вильгельма 2.

Часть 6.

Когда мы входим в Храм Искупителя на Муристане сегодня, мы видим голые стены. Раньше храм был украшен мозаиками и фресками, напоминавшие роспись храмов в раннее средневековье. В 70-е годы, во время проведения ремонта, решили от этого убранства отказаться, т.к. в те годы оно было не в моде. Оставили лишь медальон над апсидой. На этом медальоне мозаичное изображение главы Христа. Это изображение было выполнено по личной просьбе Вильгельма 2. Оно напоминает изображение Христа над апсидой Латеранской базилики в Риме. Храм Святого Петра и Латеранская базилика стали первыми церквями, которые отстроил Константин Великий после победы над Максенцием. Латеранская церковь долгое время была резиденцией римских пап. А освящена она была во имя Иисуса Христа. Во имя Иисуса Христа освятили и храм на Муристане. И этот медальон, и название церкви, и ее близость к Храму Гроба еще раз указывают на то, что в своей строительной программе Вильгельм шел по следам Константина Великого.

Недалеко от апсиды у стены в правом нефе можно увидеть средневековую капитель. Это единственная капитель, сохранившаяся от церкви St. Maria Latina, и поэтому все капители в церкви Искупителя были отесаны по ее образцу.

Старые оконные витражи очень сильно пострадали от снарядов и были заменены во время ремонта в 70-е годы. Сохранился лишь витраж в окне центральной апсиды. Все остальные витражи были выполнены художницей Анной Андреаш Маркус. Она родилась и выросла в Германии. В Израиль переехала в 1969 г. По ее проекту была изготовлена также люстра в церкви. Витражи на окнах посвящены теме 129 псалма из Библии: “Из глубин я воззвал к тебе Господи… “

В правом нефе возле апсиды находится икона. На ней изображен конец всемирного потопа. В центре иконы радуга, которая появилась как знак примирения между Богом и человечеством, после того, как воды потопа отступили. В левой части иконы изображен Ной простерший в мольбе руки к Господу. В правой Бог. Поскольку, Бога отца изображать нельзя, на иконе мы видим Христа. Как правило вместо Бога отца изображают Иисуса, что основано на следующем отрывке из Евангелия от Иоанна : “Если бы вы знали Меня, то знали бы и Отца Моего. И отныне знаете Его и видели Его.
Филипп сказал Ему: Господи! покажи нам Отца, и довольно для нас.Иисус сказал ему: столько времени Я с вами, и ты не знаешь Меня, Филипп? Видевший Меня видел Отца; как же ты говоришь, покажи нам Отца?” Бог держит свиток со словами : “Я полагаю радугу Мою в облаке”(Бытие 9:13) . В центральной нижней части картины изображен Ноев ковчег и воды всемирного потопа, которые отступают. Голубка, отправленная Ноем на поиски земли витает над ковчегом с масличной веткой в клюве. Знак того, что есть не залитая водой суша. Голубка также символ примирения между Богом и людьми, символ мира. На скале рядом с Ноем мы видим агнца. Это жертва, которую Ной собирается принести Господу. Агнец также символизирует Христа, который принес себя в жертву ради спасения человечества.

Эта икона была написана в 1991 г. по случаю Экуменического дня, который приходится на Пятидесятницу и отмечается совместно представителями церкви Искупителя на Муристане и аббатства Дормицио. В 1991 г. главной темой этого дня стал “Мир на Святой Земле”. Сюжет иконы был разработан совместно пастором церкви Искупителя и аббатом монастыря Дормицио. Икону написала сестра Мария Пауль (Павла) из бенедиктинского монастыря на Масличной горе. Перед этой иконой возносят молитвы о мире на Ближнем Востоке.

Часть 7.

Археологический парк.

В 70-е годы церковь находилась в аварийном состоянии и во время ремонта решили заодно перепроверить результаты раскопок под ее фундаментом. Новые раскопки проводил Немецкий евангелистский институт изучения древностей Святой Земли, который в те годы возглавляла Уте Вагнер-Люкс. Выяснилось, что вся территория от улицы Давида и западнее, в том числе и участок на котором ныне расположен Храм Гроба Господня, некогда представляла из себя огромную каменоломню. Причем, в районе церкви Искупителя камень добывали аж до 1 в.д.н.э. Этот камень использовался при застройке города, который располагался южнее и восточнее Муристана. Над каменоломней были обнаружены слои перепаханной земли и каменные ограждения. Предполагают, что начиная с 1 в.д.н.э. здесь за пределами города находились поля или сады. На наличие садов в этой местности указывает также название ворот в первой городской стене “шаар гинат” (Садовые ворота), которые были обнаружены археологами и располагались не так уж далеко от места, где ныне стоит церковь Искупителя. Агриппа 1, согласно Иосифу Флавию, включил этот участок в пределы стен города, но застроить его не успели. Началась Иудейская война. Когда Адриан решил расширить город на запад, Муристан засыпали обломками разрушенных строений эпохи первого и второго храма, а затем утрамбовали этот слой. Это было сделано потому, что почва в районе бывшей каменоломни была очень неровной и застройка на ней была затруднительна. На этом участке Адриан возводит Храм Венеры и форум. Чтобы придать насыпи большую прочность, Адриан строит вокруг форума опорные стены. Вот одна из таких опорных стен и была обнаружена под церковью Искупителя. И именно ее археологи 19-ого века приняли за стену окружавшую Иерусалим во времена Христа.

Итак, прямых доказательств того, что Храм Гроба место, где произошли ключевые события евангельской истории под церковью Искупителя нет. Зато косвенных подтверждений довольно много. Например, о садах, расположенных рядом с местом погребения Христа мы знаем из следующих строк Евангелия (Иоанн 19.41) “На том месте, где Он распят, был сад, и в саду гроб новый, в котором еще никто не был положен”. Кроме того и Храм Гроба и район церкви Искупителя располагались за пределами города. Жилой застройки времен Христа в этих местах обнаружено не было. Но, городские стены проходили где-то недалеко от этой местности, что, в принципе, соответствует еврейским обычаям того времени хоронить всегда за пределами города и.т.д. Помимо евангельских свидетельств в своем сочинении “Слово о пасхе” Мелитон Сардийский епископ живший во втором веке и побывавший в Иерусалиме пишет: “Его убивают.
И где убивают?Посреди Иерусалима.”
Возможно, в этих строках нашло отражение впечатление Мелитона от посещения города отстроенного Адрианом. Храм Венеры, на месте которого в последствии был отстроен Храм Гроба Господня, располагался на центральной площади города-городском Форуме. Остатки построек на Форуме: торговых лавочек, цистерн, улиц, канала отвода воды из Храма Гроба (планировка города не изменилась и после того, как империя приняла христианство) были обнаружены археологами под церковью Искупителя. Кроме того, на выходе из археологического парка можно увидеть остатки мозаичных полов средневековой церкви St. Maria Latina.

На сегодняшний день большинство ученных склонны считать, что наиболее вероятное место, где произошли ключевые события евангельской истории это район Храма Гроба и его окрестностей. Лютеранские теологи разделяют эту точку зрения, но все таки точно доказать ничего нельзя. И поэтому, паломники лютеране посещают на всякий случай и Садовую могилу тоже. По той причине, что атмосфера воссозданная там более аутентичная и лучше вписывается в их представления о месте погребения и воскресения Христа.

Часть 8.

Монастырский дворик.

Выйдя за пределы археологического парка мы оказываемся в монастырском дворике эпохи Крестовых походов. Такого типа двориков сохранилось на Святой Земле не так уж много. В Иерусалиме на Сионской горе возле Гробницы царя Давида, в Вифлееме у входа в церковь Святой Екатерины. На крыше Храма Гроба Господня был некогда такой же дворик, но аркады обрамлявшие его с четырех сторон не сохранились. Двор рядом с церковью Искупителя был отреставрирован в 20 в. Сейчас на его территории проводятся праздничные концерты и другие мероприятия. В помещениях выходящих во двор расположены небольшой музей посвященный истории Муристана, а также кафетерий.

Капелла Иоаннитов

Если подняться по ступенькам ведущим из монастырского дворика на второй этаж и приоткрыть крайнюю дверь в левом проходе, можно оказаться в средневековой трапезной, которая после ремонта проведенного там Конрадом Шиком стала первой лютеранской церковью Иерусалима. Она служила лютеранам для проведения богослужений еще до распада Англо-Прусского епископата. После строительства церкви Искупителя службы здесь долгое время не проводились и помещение обветшало. Лишь недавно здесь был проведен ремонт. Место получило название капелла Иоаннитов. Здесь проводятся богослужения для различных групп лютеран проживающих в Иерусалиме.

Колокольня

Про колокольню над церковью Искупителя сложилась легенда, что она, якобы, была отстроена по наброску сделанному лично Вильгельмом 2, который решил возвести в Иерусалиме нечто подобное тому, что он видел в Италии. Эта легенда не подтверждается действительностью. Да, по изначальному проекту Фридриха Адлера колокольня над церковью Искупителя должна была быть тоньше и стройнее. И лишь над вторым проектом колокольни, где она представлена в нынешнем виде, Вильгельм поставил свою подпись в знак одобрения. Но, то, что он поставил подпись еще не означает, что он был автором проекта. Что же касается архитектурных моделей, которым подражал Адлер, по мнению Юргена Крюгера, за образец была принята колокольня Храма Гроба.

Колокола над церковью Искупителя были отлиты Францем Щиллингом из Апольды. Этих колоколов три. На каждом из них отчеканена надпись со строками из Библии. На самом большом колоколе это слова из пророка Исаии (40, 1.2) “Утешайте, утешайте народ Мой, говорит Бог ваш; говорите к сердцу Иерусалима”. На среднем колоколе отрывок из Послания к евреям (9, 12) “Христос приобрел вечное искупление”. А на самом маленьком отрывок из Послания к галатам (4,26) ” Вышний Иерусалим свободен: он – матерь всем нам”.

Церковь Искупителя расположена в самом центре Старого города на пересечении четырех кварталов. Ее колокольня является самой высокой смотровой площадкой Старого города, уступая по высоте лишь колокольне францисканского монастыря. С ее высоты открывается один из лучших видов на старый Иерусалим и его окрестности.

Северные ворота

Речь идет о воротах средневекового храма St. Maria Latina. Они вписаны в архитектуру современной церкви Искупителя. Эти ворота обрамляют карниз и арка над входом. На карнизе можно увидеть барельефы в виде цветов, листьев, человеческих годов, мифических существ и стрельцов. Никакой смысловой нагрузки эти изображения, по видимому, не несут. На арке можно рассмотреть барельефы людей выполняющих различные сельскохозяйственные работы в зависимости от месяцев года. Несмотря на то, что эти барельефы очень плохо сохранились, их можно довольно таки точно идентифицировать по расположенным рядом надписям. Подобные барельефы были распространены в средние века на территории Франции. Как правило они находились на воротах ведущих в кафедральные соборы или аббатства. Такие изображения символизируют включенность человека с его повседневными делами в план божественного спасения. Нетипичными тут являются только скульптуры солнца и луны на вершине арки. Они взяты из другого контекста. Изображения солнца и луны очень часто появляются в сцене распятия Христа, а также на иконах Господь во Славе , где Иисус изображен в мандорле. Подобного типа барельефы можно увидеть на тимпанах романских церквей во Франции. Есть мнение, что барельеф над входом в St. Maria Latina можно интерпретировать как изображение Христа и 12 апостолов.

Вот такие чудесные сокровища таит в себе на первый взгляд ничем не примечательная церквушка на Муристане. Я надеюсь, что, если вы дочитали этот текст до конца, вы уже никогда не пройдете мимо нее. Остановитесь, задержитесь на секунду, чтобы прикоснутся к ее каменным блокам, зайдете во внутрь и в вашей памяти воскреснет удивительная история этого места.

Рубрики:

Оставить комментарий

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.