туры и экскурсии по Израилю

Экскурсия по Неве-Цедеку. Дом Абулафии

Автор статьи — гид Мила Диаманд

С 1909 по 1913 на втором этаже дома, в крайней справа комнате, жил Шай Агнон. Напротив Дома Абулафии стоит Дом Шлуша. Окно против окна. Глаза в глаза.

Неразделенная любовь — самое тяжелое ощущение, которое сердце способно вынести. Сочетание душераздирающей любви и таланта это самое ценное сырье для писателя, в особенности когда он сам герой романа.

Шломо Абулафия, учитель иврита и арабского в школе Ришона, озарял всех, кто его окружал, своей вежливостью, красивой речью, аккуратной одеждой. Не удивительно его влияние на учеников, одна из них, Ривка Фрайман, даже влюбилась в учителя. Учитель и ученица поженились и переехали в Неве-Цедек.
Шломо умер в 1908, было ему 44 года. Вдова, оставшись без средств к существованию, сдала одну из комнат молодому человеку 20-ти лет, месяц как приехавшему из Галиции, звали его Шмуэль Йосиф Чачкес. Скрытный и неуверенный во всем, что казалось женщин.

Напротив окна комнаты Чачкеса в доме Абулафии вырисовывался дом Аарона Шлюша. Однажды стоит Чачкес у окна, щеки залиты румянцем, и видит девушку в кружевном платье, гуляющую по комнатам дома Шлюша. С того дня он много простаивал у окна, и однажды их взгляды встретились.

Шлюш быстро смекнул, почему его внучка вдруг стала проводить много времени у окна. Он предложил ей пригласить парня в гости. Шлюшу не понадобилось много времени, чтобы понять, что у парня нет ни образования, ни элементарного понятия об устройстве этого мира. Он посоветовал внучке поискать более достойного жениха.

Сердце Чачкеса с трудом перенесло тяжелый удар. Вечерами он сидел на своем балкончике, отчаявшийся в любви, и душа его выскакивала при виде красавицы, изящно передвигающейся по комнатам, такой близкой и такой далёкой. Чачкес садится за маленький обеденный столик в углу и начинает писать. Слова увлекают его за собой, под руками рождается рассказ о мучительной любви, коварной судьбе и о трагической цепочке непонимания. Он несет черновик «Агунот» (покинутые) писателю Шаю Бен Цион, личным секретарем которого служил. Бен Цион согасился напечатать рассказ в своей газете, но предложил подписаться не именем Чачкес, но более литературным и аттрактивным. Он подумал об имени Агнон, взятому из новоиспеченного произведения. Рассказ имел успех, и Агнон написал свой первый роман о настоящей любви, столкнувшейся с отчуждением, неприятием и смертью в одиночестве.

Через несколько лет он напишет другой роман, о коварстве любви между учителем и ученицей. Возможно, прообразом послужил Шломо Абулафия. Известно, что Агнон черпал вдохновение в реальных людях, которых встречал. Многих он называет настоящими именами. А вот семья Шлюшей, в те дни очень популярная в Яффо, ни упомянута им ни разу. Может так он выразил затаенную обиду за прерванную любовь. Они не захотели принять его в семью, он не принял их в свои книги.

Рубрики:

Оставить комментарий

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.